Мы – отнюдь не самая пьющая страна  
27 августа 2009 г. в 17:19
Все разговоры об алкоголизации населения России, с одной стороны, справедливы: народ действительно пьет, спиваются деревни. Но такое положение вещей было и в начале 80-х гг. При этом никто не задумывается о том, как мы выглядим на фоне других стран. В этом-то и надо разобраться, чтобы нами не манипулировали, чтобы не говорили, что русские – поголовно алкоголики, с которыми нельзя иметь дел.

Чтобы разрушить этот миф, нужно докопаться до реальных цифр. Я выяснил, что по объему потребляемого алкоголя (список № 1) мы – отнюдь не самая пьющая страна. Можно, конечно же, сравнивать нас с теми, которые пьют очень мало. Например, с Таджикистаном. Но, я полагаю, было бы целесообразно оценить весь список. И там приведено немало стран, которые пьют больше нашего. И в связи с этим я обращаюсь к патриотам и официальным лицам, которые сейчас начинают антиалкогольную кампанию: почему вы не говорите правду? Почему вы не указываете на то, что есть масса государств, которые значительно больше, нежели мы, потребляют алкоголя? Откуда вы взяли цифру, что у нас приходится 18 литров на душу населения? На что они отвечают: «По мнению экспертов ВОЗ». Подобная формулировка действует только на жителей деревни, но для тех, кто занимается этим профессионально, как я, этого недостаточно. Я всегда в Государственной Думе спрашивал: «Назовите мне экспертов и покажите мне экспертную технологию, по которой рассчитывались эти показатели». Когда подобным образом ставишь вопрос, то в итоге не находишь ни экспертов, ни их технологий. Извините за грубость, но это – туфта насчет 18 литров.

Потребление алкогольных напитков на душу населения в странах мира (список № 1)

Таджикистан 0,2
Узбекистан 0,5
Турция 1,0
Израиль 1,7
Азербайджан 1,7
Казахстан 1,8
Россия 9,1
Великобритания 9,3
Португалия 9,4
Словакия 9,5
Дания 9,8
Испания 10,0
Франция 10,0
Австрия 10,5
Ирландия 10,6
Венгрия 11,6
Эстония 10,7
Германия 10,7
Чешская Республика 13,7

(Данные по России приводятся с учетом продаж на неформальном рынке)

Если же более точно разобраться в том, кто и сколько пьет, то получатся иные показатели. Чтобы оценить реальное потребление, нужно выяснить, сколько семья тратит на покупки, и пересчитать это на паритет покупательской способности, поскольку в каждой стране – свои цены. Этому сравнению можно верить. И что же мы видим? Дорогие мои, да мы недопиваем по сравнению с другими странами. Формулировка, конечно, грубая, но действенная для тех, кто ориентируется на развитые страны мира. Пьют во всех странах. Пьют и в Великобритании, и во Франции, и в Испании. Только они, в отличие от нас, заботятся о своем имидже. Мы же рванули рубашку на груди: вот, мы – самые пьющие, бейте нас. Посыпаем голову пеплом. Дорогие мои, перед тем как начинать себя поливать грязью, давайте сядем и посмотрим на все, опираясь на точные цифры.

Для расчета сравнения истинных затрат по потреблению алкоголя и табака в домашних хозяйствах используется следующая технология.

Сначала надо сравнить страны по величине расходов домашних хозяйств на покупку продуктов и товаров с учетом паритета покупательской способности (ППС). Например, если принять расходы российской семьи за 1, то американцы богаче нас в 4 раза, а жители Люксембурга – в 4,25 раза. Затем надо определить долю расходов в бюджете семьи на алкоголь и табак. В России это 6%, в США – 2%, в Люксембурге – 6,7%. Из этих двух цифр рассчитывается абсолютная величина расходов по стандарту ППС. Тогда в России будет 6 ед., в США – 8,1 единицы, в Люксембурге – 28,4 единицы.

Теперь сравним развитые страны мира по этим величинам, приняв Россию за 1,0:

Россия 1,0
Португалия 1,0
Испания 1,0
Нидерланды 1,1
Швеция 1,1
Япония 1,1
Франция 1,1
Бельгия 1,2
Австрия 1,2
Германия 1,3
Дания 1,3
США 1,3
Норвегия 1,5
Великобритания 1,5
Финляндия 1,5
Швейцария 1,5
Канада 1,6
Венгрия 1,7
Греция 1,8
Ирландия 1,8
Люксембург 4,7
Читать далее

Речь идет о новом направлении в профилактической медицине  
20 августа 2009 г. в 17:03

Речь идет о новом направлении в профилактической медицине. До сих пор профилактическая медицина считала, что продолжительность жизни человека зависит от вредных факторов среды, которые нужно устранять, и от вредных привычек и т. н. факторов риска (курение, избыточная масса тела, высокий холестерин, плохое лечение гипертонической болезни, гиподинамия). Понималось под здоровым образом жизни, когда этих факторов нет. Но оказалось, что управление только этими факторами крайне незначительно влияет на риски, потому что есть еще третий компонент, которым никто никогда ни у нас, ни на Западе не занимался, - резервы здоровья. А поскольку мы научились их измерять, поэтому мы предлагаем новое определение здорового образа жизни. Здоровый образ жизни - это когда резервы здоровья превышают силу негативного влияния внешних факторов риска.

И вот тогда становится явным, что в некоторых ситуациях можно и курить, и быть толстым, и употреблять умеренно алкоголь, и жить в постоянном стрессе, не отдыхать. Классический пример - Черчилль, который, тем не менее, дожил до 91 года и получил Нобелевскую премию. Тогда становится ясным, что для того, чтобы оценить, здоровый у человека образ жизни или нездоровый, нужно измерить его резервы. И если попадется Черчилль, то с традиционных позиций он вел нездоровый образ жизни. А с позиций индивидуальной оценки он вел здоровый образ жизни, что и доказал своей продолжительной жизнью и работоспособностью.

Читать далее

Мы научились измерять жизненную силу человека  
12 августа 2009 г. в 13:07
Что в организме, какие механизмы, процессы обеспечивают длительность жизни? Оказалось, что главным является интенсивность обменных процессов. Чем лучше протекают обменные пластические процессы, чем выше там основной обмен, тем легче организм справляется с невзгодами. Чем лучше кровоснабжается ткань и притекает больше крови к органам, тем лучше иммунная система, тем лучше сосуды работают. Затем, гибкость сосудов. Если они гибкие, подвижные, то никакая атеросклеротическая бляшка к ним не прилепится. Затем, состояние депрессии (но это уже психические резервы) или, наоборот, радости. Артериальное давление само по себе очень сильно влияет. Оказалось, чем выше человек, тем больше у него ресурсов, и высокие живут дольше, чем низкие (это при прочих равных условиях).

Обнаружили и такую вещь: мне неудобно как ученому об этом говорить, но это факт. Мы занялись анализом влияния принадлежности к знакам зодиака на продолжительность жизни. Мы просчитали, кто там Лев, кто Овен, и сгруппировали по стихиям. Оказалось, что стихия огня имеет больший риск получить опасную болезнь, а меньший - стихии воздух-вода. Очень сильно влияет образование человека: чем выше образование, тем он живет дольше. Вредные привычки, недостаточная или избыточная масса тела - и вот всю эту информацию мы собрали вместе, обследовали людей и затем за ними наблюдали 10-15 лет. Компьютер построил нам алгоритм продолжительности жизни, и мы научились измерять у человека его жизненную силу.
Читать далее

Что нужно сделать, чтобы снизить высокую смертность в России?  
6 августа 2009 г. в 12:26

Что нужно сделать, чтобы снизить очень высокую смертность в России? Наша задача выявить тех, кто в первую очередь нуждается в профилактике - он еще здоровый, но у него ресурсы снижены настолько, что чуть на него чихни, чуть на него крикни, и получится либо пневмония, либо инфаркт.

Сколько таких людей в обществе? Итак, у нас в стране смертность примерно 15 человек на тысячу. Возьмем, к примеру, Западную Европу - там 10 на тысячу. От 15 вычитаем 10, получаем 5 человек на тысячу. Всего лишь 5 человек на тысячу жителей имеют избыточную смертность, а остальные 995 обладают ресурсами такими, как на Западе. Отсюда перед учеными задача - как отыскать этих 5 из тысячи, потому что наша задача медиков как ученых - разработать методику, которая будет выявлять этих 5 из тысячи. Или хотя бы 50 из тысячи, ну 100 из тысячи, то есть зона риска не более 10% населения. И вот мы разработали методику, которая позволяет выявлять лиц с очень низким резервом здоровья. Мы работали, кстати, 13 лет над этим. Мы можем предложить технологию, которая может измерять риски и резервы здоровья.

Эта идея индивидуальной профилактики посетила головы московских профессоров. Их было три человека: профессор Кручко Вячеслав Николаевич, Лещук Владимир Александрович и я. Мы стали заниматься не только популяционным здоровьем, то есть здоровьем общества в целом, но и здоровьем каждого отдельного человека. Очень помог нам наш старый приятель - киевский ученый Апанасенко Геннадий Леонидович.

Читать далее

Национальная безопасность связана с жизнеспособностью народа  
27 июля 2009 г. в 11:54

Мы можем сейчас начинать выдавать паспорта здоровья на магнитных носителях, и отпадет необходимость в писанине. Мы можем измерять резервы здоровья и риски. Лечебная деятельность в паспорте здоровья особо не нуждается - там есть амбулаторная карта. А в паспорте здоровья мы измеряем риски, чтобы не получить инфаркт, инсульт и не умереть раньше времени. Мы это можем измерять, можем у человека реально оценить, записать в паспорт здоровья и указать те вредные факторы, которые влияют, с тем, чтобы следить за их динамикой.

Даже если человек курит, это еще не значит, что риск большой: он, возможно, компенсируется другими факторами. И мы переходим от борьбы с отдельными факторами к оценке суммарного риска у человека. Эти технологии уже есть. Нужно более четко разобраться, что такое профилактическое здравоохранение. Я не буду говорить про инфекционные болезни - у нас это отлажено хорошо. А вот профилактика инфаркта, инсульта и других неинфекционных заболеваний - здесь, к сожалению, пока все плохо. Профилактическое лечение должно быть рассредоточено, приближено к населению, к жителям. И, вероятно, профилактическое здравоохранение будет здравоохранением муниципального уровня.

Поскольку национальная безопасность связана с безопасностью, жизнеспособностью народа, то в перечень параметров, по которым правительство ежегодно должно отчитываться в Государственной Думе, обязательным образом следует включить динамику смертности, рождаемости, ожидаемой продолжительности жизни. Все остальное - потом. Это - цель, а остальные вещи - следствие.

Читать далее

Алгоритм выхода на оптимальную модель здравоохранения  
21 июля 2009 г. в 11:59

Какой алгоритм выхода на оптимальную модель здравоохранения? Первое - задать вопрос (громко, чтобы все на него ответили): «Мы хотим хорошее здравоохранение?». Ответ будет, однозначно, - «Хотим». Второе - а за это надо платить, тем более в рыночной экономике? Несомненно. Сколько? Если посмотреть мировую практику - не менее 9% ВВП. 9% ВВП хватит здравоохранению в целом. Получив 9% ВВП, задаем вопрос: «А как организовать работу на более эффективных основаниях?». Для этого надо ехать в Великобританию и посмотреть, как они делают, а они когда-то переняли наш передовой опыт - опыт Советского Союза.

Тогда мы скажем, что система здравоохранения должна быть бюджетной в соответствии с Конституцией, бесплатной, но вдобавок к тому, что было в Советском Союзе, мы разрешаем частную практику. По статистике, туда пойдут не более 5% врачей, а 95% будут работать в рамках бюджетной медицины. Но сколько должен получать врач? Если быть скромным, то три средних оклада по стране, а медсестра - 70% от заработной платы врача.

Вы, общество дорогое, должны понять: мы, врачи, - наверное, одна из самых честных когорт людей, идущих в эту специальность. Мы идем туда не зарабатывать, а вас лечить, поверьте нам.

Нужно убрать обязательно ФОМС и страховые компании, не имеющие, как оказалось, никакого эффективного влияния ни на экономический аспект, ни на профессиональный. Деньги направлять напрямую в здравоохранение.

Вместо лицензирования врачей и учреждений нужны жесткие нормативы. Например, хирургическая больница должна иметь: «раз, два, три, четыре, пять». А как контролировать качество работы врачей? У нас есть прекрасный инструмент - производственные совещания, где мы в своем кругу, извините, так друг друга «чистим» за ошибки, что никакая страховая компания не в состоянии так повлиять на мое внутреннее профессиональное «Я», как мои коллеги.

Вместо лицензий на какую-то работу необходимо усилить контроль над вузами, готовящими студентов, и институтами повышения квалификации. Причем применять к ним штрафные санкции: если врачи совершают грубые ошибки, то вузу, где учился врач, направить штрафные санкции.

Читать далее

Рыночное здравоохранение неэффективно и этически безнравственно  
10 июля 2009 г. в 12:00

И еще один важный негативный момент - как поступают деньги, которые выделяются государством в здравоохранение. На заре страховой медицины был создан так называемый Фонд обязательного медицинского страхования - ФОМС, и тогда говорили, что он нужен для того, чтобы зарабатывать, искать дополнительные деньги к бюджетному финансированию. Государство выделяет деньги, но их мало, и поэтому ФОМС должен изыскивать дополнительные средства к бюджетным. Смотрим, как на самом деле. Оказывается, ничего он не находит, а туда отчисляются деньги, жесткие стандартные отчисления от заработной платы каждого работающего.

И вместо того чтобы идти в здравоохранение, они идут в ФОМС. Часть средств остается в ФОМСе на внутренние потребности фонда. Следующая часть суммы из ФОМСа идет в страховые компании, которые он нанимает для проверки нас. В результате до здравоохранения доходит, дай Бог, половина.

Вот такие мелкие детали крупной проблемы, которая однозначно говорит, что это рыночное здравоохранение, прежде всего экономически высокозатратное. Даже Америка не может потянуть эту проблему - там попытался Клинтон, но ничего не получилось. Дальше, оно профессионально неэффективно и, конечно, этически безнравственно.

Читать далее

Отношения между врачами и пациентами превращаются в коммерческую сделку  
2 июля 2009 г. в 11:50

Отношения между врачами и пациентами превращаются в коммерческую сделку, а такая идеология в корне противоречит русской клинической школе, где врач - как священник, к которому можно прийти и излить свою душу. Ради максимизации прибыли, так как мы становимся бизнесменами, мы, врачи, начинаем направлять вас, пациентов, на избыточные обследования, которые вам совершенно не нужны, т. е. вот эта сатанинская модель здравоохранения, заставляет нас, работников самой гуманной профессии, вопреки своей клятве Гиппократа, начинать направлять вас на совершенно ненужные вам обследования, ибо это деньги.

Мы начинаем назначать вам более дорогое лечение, хотя можно в пять раз дешевле, но чем дороже, тем нам лучше - я могу вступить в контакт с фирмами, которые распространяют лекарства, и, соответственно, мне это выгодно. Дальше. Мы назначаем вас на ненужные операции. Вот вы посмотрите, еще лет 15 назад кесарево сечение было экстраординарной ситуацией. Сейчас кесарят чуть ли не каждую третью женщину. Почему? Да нам это выгодно! И есть статистика, что по миру ежегодно вырезают сотни тысяч здоровых женских маток, заподозрив там рак, и сотни тысяч женских молочных грудей, для того чтобы нажиться на этом. Ведь откуда вы знаете, есть там рак или нет, и вы готовы на все ради жизни. И эта модель здравоохранения заставляет нас поступать таким образом.

А был у нас в начале XX века великий врач Вересаев, он говорил, что врач и деньги - это несовместимые вещи. И еще, эта страховая медицина лишает нас творческого подхода к вам, пациентам. Нам дают жесткие стандартные схемы действия, и всякая моя интуиция и творчество категорически запрещается, и более того, меня накажут страховые кампании, если я начну поступать не так, как они требуют по стандарту. Возможно, в то, что я говорю, трудно поверить, но это реально так. Причем это происходит в нашей стране, где медицина исповедует противоположную идеологию - лечить не болезнь, а больного. А нам же дают десятки, сотни, тысячи стандартов, и я цитирую слова одного профессора: «Не нужно думать, к вам пришел пациент, и вы действуйте по стандарту». Он так говорит на ученом совете: «Зачем думать, есть стандарты».

Читать далее

Врач вынужден становиться бизнесменом  
19 июня 2009 г. в 09:42
Если демографическая ситуация продолжает оставаться плохой, а она остается плохой и по линии смертности? и по линии рождаемости, необходимы меры, которые бы существенно улучшили эту ситуацию. И здесь два блока вопросов. Один - то, что связано с государством, с образом жизни, экономикой, социальной политикой и все остальное. А второй блок связан со здравоохранением и с индивидуальными рисками людей. На первую часть, я полагаю, наверное, уходит 80% причин того, от чего мы болеем или, наоборот, долго живем, а 20% - на возможности здравоохранения и конкретного человека по управлению рисками.

А что может здравоохранение во влиянии на низкую рождаемость и высокую смертность? В здравоохранении тоже нужно выделить два блока. Первый, традиционно давно существующий - это лечебный блок. А второй блок стал относительно недавно развиваться - это блок профилактических мероприятий (медицинских). Если смотреть на ту эпидемию сверхсмертностии и спада рождаемости, которую мы переживаем, то расчеты показывают, что лечебными мерами исправить положение почти невозможно.

Как сделать, чтобы человек не заболел инфарктом, инсультом, рак не получил - это задача профилактической медицины. И вот теперь смотрим, насколько нынешняя модель здравоохранения адекватна стоящим перед страной демографическим задачам. Может ли она заниматься профилактикой? А нынешняя модель какая? Страховая. Найди деньги, заплати и получишь медицинское обслуживание.

Здесь мы вдруг обнаруживаем, что эта модель здравоохранения никогда не будет заниматься профилактикой. Построена она по рыночному принципу, у нее главная цель - прибыль. Как только главной целью сделали прибыль, то тут же даже название поменялось: мы теперь не врачи, а «поставщики медицинских услуг». Я называю официальный термин. А вы не пациенты, а «потребители медицинских услуг». Я вынужден как врач становиться бизнесменом и заботиться в первую очередь о своем материальном достатке.

Как бизнесмен, я тогда начинаю смотреть: а за что мне больше платят - за то, что я лечу больных, или за то, что я буду предупреждать возникновение болезни. А мне говорят: да нет, за предупреждение мы вообще тебе ничего не заплатим. Так реально, по факту получается. А вот за болезни платить будем. И тогда зачем же я начну рубить сук, на котором сижу?
Читать далее